разговор о...

Проклятие ЖКХ, или тьма египетская в твоём посёлке // 01.07.2011

Всем известно, что сфера ЖКХ – одна из наиболее болезненных в сегодняшней России. Бесконечные телепроекты, обличающие произвол и воровство управляющих компаний, обдирающих несчастных жильцов, столь же бесконечные обещания чиновников различных уровней навести порядок и покарать нечестивцев является уже не информационным поводом – но информационным фоном нашей жизни. Другая сторона медали – что именно проблемы ЖКХ являются сегодня катализатором процессов объединения людей в протестные сообщества. Советы инициативных групп – и, в особенности, Моссовет – самое важное связующее звено между политическими активистами и гражданами, не вовлеченными в политику и не желающими ею заниматься. Вместе с тем, консолидируясь в различные сообщества, такие граждане вынужденно изменяют своей аполитичности: во-первых потому, то со всей неизбежностью к ним приходит осознание, что их частные проблемы имеют, на самом деле, общие причины, а во-вторых потому, что получают реальный опыт коллективной борьбы за свои права.
Попробуем же разобраться в этой непростой сфере, называемой жилищно-коммунальным хозяйством. Сразу оговорюсь, что не претендую на обладание вселенским знанием в данном вопросе, желая всего лишь предоставить на суд читателю свои соображения.

Проблемы жилищно-коммунального хозяйства имеют разные причины. Выделю несколько, на мой взгляд, наиболее важных:

1. Принципиальная убыточность ЖКХ.
2. Желание государства выйти из ЖКХ по причине 1 и невозможность, по той же причине, проведения эффективной приватизации отрасли.
3. Недостаточное финансирование.
4. Глубокий кризис управления.
5. Обрывочность и недостаточность законодательной базы.
6. Низкая гражданская активность.
Прошу заметить, что сознательно не включаю в число этих причин коррупцию – отчасти от того, что она присутствует, в той или иной степени, в каждой из указанных. Ниже будет видно, насколько переплетаются между собой эти причины, но, исключительно ради удобства изложения, примем это условное разделение, хотя некоего сумбура всё равно не избежать.

Дорогой подарок

Довод о том, что сфера ЖКХ является принципиально убыточной, очень любят (по крайней вере, любили раньше) повторять чиновники. С той же убеждённостью власть имущие разных мастей любят этот довод развенчивать, доказывая на примере т.н. «развитых» капиталистических стран, что эта сфера, равно как и все прочие, может и должна приносить прибыль. Правда, в последнее время «государевы люди» развернулись на 180 градусов, и, таким образом, присоединились к своим идеологическим братьям-оппозиционерам. Причина проста: государство уходит из ЖКХ и делает все возможное, чтобы люди поверили в то, что их облагодетельствовали, «одарив» бесплатным (впрочем, весьма условно) жильём. Но к этому вопросу мы вернёмся позже. Попробуем остаться в рамках либеральной парадигмы и разобраться в проблеме убыточности ЖКХ.
 
На самом деле управление многоквартирными домами действительно может быть прибыльным бизнесом (хотя и с очень не скорой окупаемостью). Но это при условии, что в доме исправно функционируют инженерные системы, не течёт крыша, в порядке прочие конструктивные элементы – одним словом, если дом качественно построен и ему не слишком много лет. Управлять таким домом – одно удовольствие!

И тут во весь рост встаёт вопрос состояния того имущества, которое было передано собственникам в процессе приватизации. А состояние это, за малым исключением – плачевное. Жителю Москвы или другого мегаполиса неведомо, в каком состоянии находятся дома в малых городах и сёлах нашей необъятной Родины. Конечно, и в больших городах встречаются бараки и развалюхи – но именно что «встречаются». В малых городах и селах также часто – если не реже – встречаются приличные и благоустроенные многоквартирные дома. Около 95% жилого фонда за пределами областных и крупных районных центров не соответствует требованиям комфортного проживания, около 60% - требованиям безопасного проживания, около 30% - являются аварийными или не подлежащими капитальному ремонту (то есть дешевле снести их и построить новые дома, чем ремонтировать). И поверьте, я не преувеличиваю.

Чтобы понять, как такое положение стало возможным, надо заглянуть в прошлое, а именно – в конец 60-х годов, когда был провозглашен лозунг «стирания границ между городом и деревней». Весь пафос этого, в общем-то, неплохого начинания административно-бюрократической системой СССР был доведён, как и многое другое, до абсурда. Результатом было следующее: в чистом поле (я не шучу!) близ деревни строился 8-12-16-24 и т.д. – квартирный дом. К нему подводилось электричество, отопление (не всегда), канализация (иногда), газ (редко). После чего дом под фанфары сдавался, и в газетах писали, что труженики очередного колхоза теперь живут в городских условиях. За прошедшие 30-40 лет дом ни разу не ремонтировался. А если прибавить к этому, что строился он, как правило, солдатами и студентами (гастарбайтеров тогда еще не придумали), и сдавался к очередному юбилею, и из тех же стройматериалов те же солдаты (или студенты) в свободное время строили еще что-нибудь… В общем, можно представить, в каком состоянии этот дом сейчас. Читатель, возможно, подумает, что я про какой-то конкретный дом говорю – ничего подобного! Так были построены ВСЕ многоквартирные дома на селе. И качество этих домов регламентировалось исключительно совестью строивших его людей – поэтому некоторая их часть стоит до сих пор, а отдельные (те самые, которые иногда встречаются) – даже неплохо сохранились.
Вот таким богатством доброе и заботливое государство одарило «нарождающийся класс собственников». Правда, чтобы ситуация не была уж совсем одиозной, 21 июля 2007 года был принят ставший знаменитым 185-й Федеральный Закон "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства", согласно которому государство взяло на себя обязательство провести капитальный ремонт многоквартирных домов – там, где он требуется.

Фонд ЖКХ и капитальный ремонт.

Вновь созданный по этому закону Фонд содействия реформированию ЖКХ, возглавляемый г-ном Цициным, получил в своё распоряжение 240 млрд рублей, которые должны быть освоены до 1 января 2012 года. Деньги немалые, поэтому г-н Цицин сотоварищи ничтоже сумняшеся решили малую толику этих денег потратить на собственное благосостояние. В 2009 году, в частности, проверка, проводимая Генеральной прокуратурой, показала, что зарплата сотрудников фонда (97 человек) составила скромные 239,7 млн рублей.
Вот что писал про эту проверку сайт «Газета .ру»:

«Львиную долю – 55 млн руб. – получило правление фонда: директор, его заместители и директор юридического департамента. В прокуратуре подсчитали, что примерно столько же Еврейская автономная область потратила на капитальный ремонт 48 многоквартирных домов. А Томская область примерно за эти же деньги обновила 77 многоэтажек, отмечают в Генпрокуратуре.

Рекордсменом по зарплатам в фонде оказался его гендиректор Константин Цицин. Он получил за год 16,5 млн руб., "что в несколько раз превышает размер доходов за год высших должностных лиц государства".
Еще шесть членов правления получили суммы от 8,4 млн до 3,6 млн рублей. А руководитель аппарата фонда Татьяна Попова получила 1,1 млн руб., не проработав и месяца в должности члена правления, отмечает Генпрокуратура.

Проверка показала, что сотрудники фонда вообще мало в чем себе отказывали и предпочитали перекладывать на корпорацию любые расходы.

"Значительные средства, – сообщает Генпрокуратура, – расходовались на оплату билетов бизнес-класса и СВ, на аренду "жилых помещений повышенной комфортности командированным сотрудникам".
Только авиабилеты обошлись более чем в 3 млн руб. Бухгалтерия фонда покрывала расходы на бар, химчистку, такси и даже оплачивала услуги загадочных "vip-залов" (всего свыше 200 тыс. руб.). В этом году фонд планировал потратить еще больше. Расходы на собственные нужды, запланированные на 2009 год, выросли на 100 млн руб.»
Несмотря на столь вопиющие факты, аргументов у прокуратуры не оказалось: г-н Цицин и его друзья работают до сих пор. Как заявляли сотрудники Фонда, на «обеспечение» своей деятельности тратилось всего-то около 3% «от доходов от размещения временно свободных средств».

Добавим, что премьер на заседании правительства 13 апреля 2009 года по поводу работы Фонда сказал буквально следующее: «Деятельность фонда востребована, дает результаты и останется приоритетом и в дальнейшем. Таким образом, мы серьезно продвинемся к выполнению цели, заявленной в основных направлениях деятельности правительства, – до 2012 года полностью ликвидировать аварийный жилой фонд».
Какое-то количество из выделенных денег было действительно потрачено на капитальный ремонт, и какая-то часть домов была отремонтирована. Правда, выяснить, какая именно (относительно общего количества домов, нуждающихся в ремонте), не представляется возможным – данных нет. О качестве этого ремонта можно писать отдельную статью: работы выполнялись подрядчиками, близкими к принимающим конкретные решения на местах чиновникам, поэтому специалистов по техническому надзору под угрозой увольнения заставляли подписывать акты выполненных работ. К тому же большинство подрядных организаций после получения денег растворились в пространстве, и претензии предъявлять стало некому.

Поскольку поставленную задачу решить не удалось (в достижении своих уставных целей Фонд был гораздо менее эффективен, чем в обеспечении своей деятельности), страна, подобно старику из известной сказки Пушкина, оказалась у разбитого корыта (читай – жилфонда). Деньги, так или иначе, потрачены, а работы – непочатый край. И наше государство, проявив ответственность, заявило, что программы капитального ремонта будут продолжать реализовываться. Правда, с одной поправкой – за счет региональных бюджетов. Любой, кто имеет представление о бюджетировании и межбюджетных отношениях в нашей стране, сможет оценить иронию ситуации. Тем, кто такого представления не имеет, могу сказать коротко: денег в регионах нет (за исключением Москвы, конечно). Поэтому про капитальный ремонт можно забыть.

Реальность видимая и настоящая

Понимая, что проблема серьезная, что решить её имеющимися в распоряжении средствами не удалось и вряд ли удастся в будущем, и, не желая получить в стране коммунальные бунты, власти озаботились тем, чтобы сохранить лицо. Ведь, как известно, важно не то, как реально обстоят дела, а то, что об этом думают и говорят так называемые «простые люди». Вопреки устоявшемуся в оппозиционной тусовке мнению, что власти наплевать на мнение простых людей – реальность показывает обратное. Колоссальные деньги тратятся на создание «позитивного имиджа» государства в целом и его представителей – в частности. Причём, как за пределами страны, так и внутри её. Геббельс бы кусал локти от зависти, глядя на своих современных наследников из Останкино. И в вопросах ЖКХ эти современные «властители дум» не менее изворотливы, чем в прочих других. Отсюда – вал «разоблачительных» передача на ТВ, весь обличительный пафос которых сводится к тому, что во всём виноваты управляющие компании и правления ТСЖ. Вовсе не собираясь обелять окопавшихся в этих организациях жуликов, хочется, тем не менее, заметить, что корень проблемы вовсе не в них. Если на кухне бегают тараканы – виноваты не тараканы, а хозяева, которые грязь развели, создав для тараканов питательную среду. К тому же надо быть очень наивным человеком, чтобы в упор не замечать очевидного обстоятельства: все эти УК и ТСЖ работают в тесной связке с местным муниципальным начальством, если не под их прямым контролем. Поэтому достаточно забавно, хотя и грустно, наблюдать, когда отчаявшаяся добиться чего-либо от своей управляющей компании бабушка идёт жаловаться на неё в муниципалитет. Несмотря на то, что результат этих жалоб очевиден любому здравомыслящему человеку – бабушке, естественно, пообещают разобраться и наказать виновных – она по-прежнему будет верить телевизору и считать, что виноваты во всех её бедах беспредельничающие коммунальщики, а вовсе не чиновники, попустительствующие и потворствующие этому беспределу.

Согласно последним поправкам в Жилищный кодекс, за муниципалитетами законодательно закрепляется обязанность контролировать работу всех коммунальных служб. Таким образом, государство признало неэффективность либеральной модели управления жилищно-коммунальным хозяйством, основанной на свободной конкуренции между управляющими компаниями и главенствующей роли собственников жилья. Формально управляющие компании остаются самостоятельными субъектами – а, значит, бесконечная карусель банкротств одних и учреждения других (с теми же лицами) управляющих компаний и прочих коммунальных служб будет вращаться дальше, нивелируя всякую возможность ответственности коммунальщиков за свои действия или бездействие. Надо понимать, что эта карусель также является необходимым с точки зрения экономической целесообразности элементом функционирования системы ЖКХ. Тотальные неплатежи за ЖКУ вынуждают руководство муниципалитетов и аффилированных с ними коммунальных служб применять процедуру банкротства – задолженность населения за ЖКУ составляет порядка 100 млн. рублей, собираемость платежей – ок. 70 %. Кризис, преодолённый камланиями чиновников, на самом деле никуда не делся; в условиях продолжающихся увольнений, сокращений зарплат на фоне роста цен (и тарифов) людям  просто нечем платить за жилищно-коммунальные услуги, а зачастую – нет желания это делать, даже когда возможность имеется, поскольку на сегодня не существует никаких убедительных и законных механизмов понуждения к оплате.

Естественно, что в таких условиях всерьез ждать прихода в комплекс ЖКХ частных инвестиций, создания конкурентной среды и повышения качества услуг может только безнадёжный либерал или наивный мечтатель...

Когда верхи не могут

Впору, вслед за Милюковым, воскликнуть: «Что это – глупость или измена?» Впрочем, не стоит искать злонамеренность в действиях чиновников от ЖКХ – от государственных до муниципальных. Сама система управления – любой сферой – в нашей стране так структурирована, что эффективной она быть не может по определению. Коррупция сегодня, по меткому замечанию одного из политологов – смазочный материал, благодаря которому заржавевшие шестеренки механизма управления хоть как-то вращаются. Знает ли читатель, как структурируется зарплата чиновника? Должностной оклад муниципального или государственного служащего составляет от четверти до трети его заработной платы. Остальное – надбавки. Эта дополнительная часть также состоит из двух частей: одна часть устанавливается Уставом того территориального образования, которому служит чиновник. Вторая находится в исключительном ведении главы администрации. То есть, абсолютно легально создана насквозь коррупционная схема, в соответствии с которой благосостояние чиновника определяется вовсе не его заслугами, но волей его непосредственного или более вышестоящего начальства. Может ли в таких условиях чиновник всерьёз служить государству – региону – городу? Ответ очевиден: чиновник  - в лучшем случае – служит только интересам корпорации чиновников, но никак не обществу. И только такая схема позволяет обеспечить хоть какую-то степень исполняемости принимаемых решений – потому что в противном случае (если бы зарплата была регламентирована на общефедеральном уровне) думаю, указания начальства не исполнялись бы вовсе.
Чтобы понять, почему машина власти неэффективна, надо постичь одну истину. Нам, гражданам,  кажется, что чиновники управляют теми или иными сферами общественной жизни. На самом дел вся управленческая структура в стране –  в любой отрасли, будь то образование, медицина или рассматриваемое нами ЖКХ – выстроена таким образом, что управляют они вовсе не отраслями, которыми, по логике, должны управлять. Они управляют… нижестоящими чиновниками! Самые же нижестоящие управляют чиновниками, работающими в учреждениях: главными врачами больниц, директорами школ и управляющих компаний и пр. И главная забота чиновника – не нормальная работа отрасли, а хорошая отчетность. Поэтому чиновники бесконечно занимаются повышением управляемости и оптимизацией собственных структур. Главная цель государства – самосовершенстование и саморазвитие! На людей банально не остаётся времени…

Приключения Жилищного Кодекса

Я задавал своим знакомым простой вопрос: как, по их мнению, разрабатываются законы? Предлагаю читателю тоже задуматься над этим вопросом.

Обычно ответ звучал так: профильный комитет Государственной Думы делает заказ в профильный НИИ. Там ученые сидят, думают и через какое-то время предлагают проект закона. Вариант – ученые сидят и думают заранее, и проекты законов на все случаи жизни лежат на полке до тех пор, пока профильный комитет думы не попросит его предоставить. Тогда с него сдувают пыль, быстренько пролистывают, корректируют с точки зрения последних изменений в законодательстве и поставленной задачи и предоставляют в Думу. Депутаты изучают проект и затем обсуждают его на заседании комитета, после чего согласованный проект попадает на голосование.
Замечательно.

На самом деле, дело обстоит несколько иначе.
Один мой знакомый рассказывал мне, как писался такой важнейший для страны документ, как Жилищный Кодекс.
Профильный комитет Думы (по жилищной политике) дал задание НИИ ЖКХ (есть такой у нас в стране) разработать и представить закон.

Руководство института дало задание профессорам.
Профессора дали задание (sic!) студентам-лаборантам. Те включили Интернет, посмотрели существующее в разных буржуйских странах законодательство (там же люди хорошо живут – значит, и законы хорошие!) и за пару ночей, под пивко, набросали на коленке проект.
Проект отдали профессорам. Они люди занятые, по диагонали посмотрели, серьезных ошибок не нашли, отдали в дирекцию.

Директор тоже человек занятой. Профессорам своим доверяет. Не читая, отдал проект в Думу.
Депутаты получили проект. Ну что тут обсуждать? Целый профильный институт работал, они-то там знают лучше!
Процесс принятия закона в нашей современной Думе, думаю, всем очевиден – парламент, как известно, у нас не место для дискуссий.

В результате огромная страна уже шесть лет живёт по написанному на коленке полупьяными студентами за пару ночей Жилищному Кодексу.

В мае этого года у министра регионального развития Набиуллиной открылись глаза, и она заметила, что «Жилищный Кодекс несовершенен и нуждается в существенной доработке». Das fur Alles.

Когда низы не хотят

Как бы хотелось закончить на пафосной ноте! Что-нибудь вроде:

Люди устали от произвола коммунальщиков, от бездействия чиновников, от обмана телевизионных шаманов. Люди не хотят больше быть послушным стадом. Они объединяются в движения, коллективно защищают свои права и все больше осознают, что эффективная защита этих прав невозможна без смены власти, смены строя, смены системы. Они готовы идти до конца. И наш долг, долг политических активистов, помочь им в этой борьбе организационно, вдохновить личным примером.

К сожалению, это было бы, мягко говоря, неправдой. Люди, в массе своей, не готовы ни к какой борьбе – частично из природной лености и нежелания брать на себя ответственность за что-либо, включая свою собственную жизнь, частично – из-за неверия в свои силы и возможность что-либо изменить. Люди живут в разрушающихся домах в полной – в территориальном и всех иных смыслах – жопе, платя при этом за это жилье как за шикарную квартиру в центре Парижа – и абсолютно не готовы что-либо требовать у государство, которое фактически принуждает их жить в таких условиях. Задавленные нищетой и безысходностью, они спиваются или садятся на наркотики. Максимум, на что может хватить их воли – это обчистить на пару сотен рублей и это посадить на нож какого-нибудь местного Гургена, приехавшего в эту деревню явно не от хорошей жизни и продающего (бывшим) крестьянам китайские джинсы или палёную водку. Ему нечем платить за квартиру – поэтому у него отключают за неуплату электричество. Он продолжает пить  (или колоться) в темноте. Когда свет отключат также и у его соседей – вот тогда в российской глубинке наступит настоящая тьма египетская.

Но очень бы хотелось, чтобы вместо этого настал египетский рассвет.

P.S. Напряженная обстановка сохраняется в столице Египта. В Египте сегодня пройдет «пятница возмездия». Революционная молодежь Каира намерена провести на центральной городской площади Тахрир акцию протеста. Несогласные ждут от властей выполнения всех требований восстания 25 января, а также наказания высокопоставленных сотрудников МВД Египта за избиение демонстрантов. С вечера минувшего вторника на площади Тахрир продолжались столкновения молодежи с силами полиции…
 


Автор: Валерий Дмитрук

Другие статьи
о проекте реклама контакты новости Красноярска PDA