интервью

Готичные романтики Otto Dix // 02.06.2008

     Весна в Красноярске порадовала нас ярким, долгожданным для многих событием, которое разогрело всех прибывших в прохладный майский вечерок, 22 числа, в Havana Club. Уже в третий раз наш город посетила готично-романтичная, классико-индустриальная, постапокалиптическо-феерическая питерская группа Otto Dix. В рамках тура, приуроченного трехлетию группы, ребята новым составом подготовили поклонникам оригинальные версии своих уже известных, и многими любимых песен, украсив их  по-весеннему свежим звучанием живой скрипки.
     Пока шёл разогрев, мне удалось пообщаться с ребятами из группы Otto Dix, вокалистом Драу (Michael Draw) и новым участником, скрипачом Петром Вороновым (Peter Voronov). Слип (клавишник проекта, Marie Slip) решал вопросы с аппаратурой и настройкой звука, поэтому отдувались за него Петр и Драу.
     Thorn: Драу, имеется информация, что часть концертов была отменена по причине твоей болезни. Как самочувствие, настроение?
     Draw: Ну, скажем так, живее, чем был в больнице. По сравнению с Бубликовым (персонаж к/Ф «Служебный роман» - прим. автора) неплохо. Настроение не очень, но на концерте это не отразится. Все будет отлично: сыграем, споем, никто ничего не заметит.
     Thorn: Вы приезжаете в Красноярск уже третий раз. Чем запомнилась  наша публика?
     Draw: Первый раз, если честно, она запомнилась криками “Мяса! Мяса!”. Потому что нас поставили после кучи металлических команд, причем блэк-металлических. И тут и мы еще. А вот второй… Что-то я даже не могу припомнить. Дело было на том же самом месте, то есть, не в этом клубе, а в другом. А что ж там было с публикой…Не помню.
     Thorn: Публика была хорошей, вроде бы?
     Draw: Нет, публика всегда хорошая, на самом деле. Очень редко на данном этапе существования нашей группы появляется, вот знаешь, такое ощущение – «фу, какая публика»! Я не припомню. Насколько я человек, скажем так, по мнению некоторых людей привередливый, зазнавшийся, даже у меня не всегда возникает ощущение «фу, публика плохая». Публика всегда хорошая. Если не трогает руками! (смеется).
     Thorn: Этот тур организован в честь трехлетия группы. Расскажи, чем вы порадуете нас в этот раз? Новыми оригинальными аранжировками? Будут ли новые композиции?
     Draw: Да, были композиции, которые мы сыграли в некоторых городах, но не новые, а старые и очень редко исполняемые. Кроме того, мы сделали мобильную программу,  то есть мы можем делать программу более полную с киберчастью -  когда все снимается-надевается, эти глаза электрические и так далее. И в то же самое время, в зависимости от площадки, от клуба, от наших возможностей и времени мы можем программу легко моделировать и начинать ее с других вещей, то есть строить по-другому. Ну,  в основном это, конечно, старый материал, собранный со всех трех альбомов, которые выпускались за время существования группы.
     Thorn: Насколько известно, готовится новый альбом?
     Draw: Да.
     Thorn:  Приоткрой тайну, будет ли он отличаться от Атомной зимы концептуально?
     Draw: Ну, если «Атомная зима», скажем так, это конец, то «Территория теней» – это начало чего-то совершенно другого. Это мир, в котором человек – гость, в котором правят совершенно другие законы физики, химии, мироздания и всего прочего.
     Thorn: Другой мир вообще?
      Draw: По сути как бы другой, да, но все-таки он наш родной с нашими чувствами, с нашими страстями. Здесь ты, будто не ты.
     Thorn: Как скоро ожидать новый тур с новым материалом?
      Draw: Осенью.
      Thorn: Вы, случаем, не с Das Ich поедете?
      Draw: К сожалению нет. С Das Ich поедет Рэйн (синт-поп проект Roman Rain). Не знаю, как они будут сочетаться… думаю, мы бы лучше сочетались, но что-то у Слипа не заладилось, он отказался от тура с Das Ich.
     Thorn: Драу, если можно, расскажи подробнее о сингле, вышедшем на германском лейбле?
      Draw: А, ну это, прежде всего, старый материал с альбома «Город» и несколько песен с альбома «Атомная зима». Немцы изменили название релиза на «Старость». Так и написали «Starost» латинскими буквами.
     Thorn: Есть спрос?
     Draw: Ну там - да. Люди на MySpace постоянно спрашивают, где можно купить. Пришлось даже связываться с Бруно Краммом (клавишник Das Ich) и узнавать, где это продается.
     Thorn: Планируете ли выпускать четвертый альбом в Германии?
     Draw: Пока не известно. Вообще, возможность есть, но все упирается, как всегда, в деньги. Все это, естественно, не бесплатно, это понятное дело.
     Thorn: Есть ли в планах тур по Ближнему зарубежью?
     Draw: Вообще, была идея по поводу тура по Украине, но не знаю, осуществится это или нет. Планировался заезд в Белоруссию, в Минск.
     Thorn: А в Германию с концертами?
     Draw: Хотелось бы в Германию, если честно. Сейчас мы пытаемся связаться с группой Two Witches, гитарист которой (Эд Марко) делал на нас ремикс (композиция «Эго»). Они приезжали в свое время в Москву, мы выступали на одной сцене. Эд Марко нами заинтересовался, но он просто музыкант. А вот Юрки как раз фесты устраивает, поэтому мы попытаемся с ним связаться, посмотрим что там с Финляндией. Но это вилами на воде - на уровне «может быть, когда-нибудь».
     Thorn: Вообрази, вы стали международной группой. Будут ли ваши тексты на английском/немецком языках?
     Draw: Нет, они будут на русском. Когда мы выпустили сингл в Германии, мы не переписывали песни на английский язык, то есть все они были на русском. Бруно, кстати, сделал упор именно на русский язык, на всю эту развесистую  клюкву: славянская меланхолия, бла-бла-бла, славянское-славянское…потому что для европейцев славяниЗЬм в диковинку. И я скажу больше, не то, что мы не будем петь на немецком языке, у меня немцы будут петь по-русски! (смеется)
     Thorn: Трехлетний юбилей… третий участник…  Петр, в Otto Dix ты пишешь только партии  на  скрипке или принимаешь активное участие в создании аранжировок к песням?
     Peter Voronov: Дело в том, что пока новых песен нет. Все что мы играем, игралось до меня без скрипки, поэтому ограничились пока тем, что переделали аранжировку. Я Слипу посоветовал что-то сделать, что-то он сам изменил. Там, где я дублирую вокал, или дублирую уже прописанную партию электронного инструмента, который был там, соответственно, я играю музыку, которая уже была. Где-то 9/10 всех сольных скрипичных выходов - стопроцентная импровизация, то есть я на всех концертах играю по-разному.
     Thorn: Известно, что у тебя богатый опыт выступлений с классическими концертами, и, в основном, за рубежом.
     Peter Voronov: Да.
     Thorn: Почему именно Otto Dix?
     Peter Voronov: Я даже не знаю…
     Draw: (ехидно) Ему не повезло просто (смеется).
     Peter Voronov: Интересно просто стало, ну почему не повезло! (смеется). Во-первых, академические коллективы я не бросал, а продолжаю заниматься. Во-вторых, просто стало интересно, потому что в академическом стиле гораздо меньше импровизации, а меня всегда интересовала импровизация и другие стили. Я в большей степени инструменталист, нежели музыкант. Мне важно, чтобы скрипка была в руках.
     Thorn: А петь не пробовал?
     Peter Voronov: Ну, вокалом занимался, естественно, как и клавишами.  В училище, в консерватории эти предметы были. На сцене – пока нет. Ну, может быть. Чем чёрт не шутит (смеется).
     Thorn: Первый раз с Otto Dix. Твои впечатления от тура?
      Peter Voronov: Ну отличные впечатления, вполне доволен. Ну, публика, конечно, реагирует не так, как на академических концертах. Хотя на академических концертах тоже бывает такая реакция, когда на сцену лезет толпа народа.
      Draw: Тёти-дяди – а-а-а! (смеется)
      Peter Voronov: Ну а что, действительно, так и есть.
      Draw: Нет, ну бывают, конечно, овации.
      Peter Voronov: Это всё бывает, особенно в странах с темпераментными людьми, к примеру в Испании или Бразилии. Бывали прецеденты, когда камерный оркестр играл программу на час, и два часа было «бисов», то есть публика нас не отпускала (смеется).
      Вообще, я не могу сказать, что есть какие-то кардинальные отличия от тура с академическим оркестром – та же работа, переезды, концерты. В принципе, то же самое.
      Thorn: Расскажи о своем образовании. Почему именно скрипка? Что значит для тебя этот инструмент?
      Peter Voronov: Ну, скрипку я особенно не выбирал. На скрипке я, как и все профессиональные музыканты, начал заниматься чуть раньше чем в шесть лет, поэтому, естественно, в этом возрасте я ничего не выбирал. Все это случайно. Был знакомый педагог, родственников-музыкантов никаких не было – ну вот выбрали скрипку.
      А образование – высшее. Закончил петербургскую консерваторию.
     Thorn: Насколько знаю, Драу, ты готовишь классическую программу. Когда мы сможем ее услышать, и будет ли альбом?
      Draw: К сожалению, все пока что приостановлено, так как я совсем не компетентен в вопросах написания музыки.
      Thorn: Так ты планировал целиком свой проект?
     Draw: Да, я хотел бы, чтобы был мой проект, но мне для него нужен аранжировщик, клавишник, то есть человек, который будет делать музыку. Ноты есть, миди есть - все есть, нет людей.
      Thorn: Это будет не просто классика, а электроника?
      Draw: Да, точнее сказать, это будут вещи эпохи барокко, это доклассический период: это Бах, это Гендель.     Хотелось бы, конечно, подготовить материал, но я думаю, что не скоро. Я рассчитывал, что скоро, но уж так получилось.
     Thorn: Теперь о литературной деятельности. Расскажи о новинках, которые готовятся к выходу. Что это будет? Несколько слов о стиле и намек на содержание.
     Draw: Ну, Слип, как обычно, порадует читателей своими «чернушными» рассказами. Он уже много закончил - приличная книжечка получается. Я сейчас пишу приквел «Топлива», то есть сиквел – это продолжение, а приквел – это «до того, как». Что было, пока Дэл не встретил Эра, про молодого Дэла, про  его первую любовь и так далее. И, кроме того, мы еще, конечно же, готовим третий альманах, темой которого должен стать киберпанк и антиутопия по общественному голосованию. Что интересно, люди выбрали так опрометчиво, и никто ничего не шлет. Такое впечатление, что они хотят это почитать, а слать-то и не могут. Ну выбрали, так выбрали – уже материал набирается потихоньку.
      Thorn: А из старых не публиковавшихся романов что-нибудь будет? «Ошибка программы» и другое?
      Draw: Да-да, думаю первыми надо выпустить их, потому что они полностью готовы, осталось только сверстать и отнести в типографию.
     Thorn: Осенью уже можно будет купить?
     Draw: Ну вообще, я надеюсь. Но я постараюсь пораньше.
     Thorn: Каким  представляешь будущее группы Otto Dix через  5-10 лет?
     Draw: Ой, ну я же не доживу, я на вредной работе! Я стараюсь жить сегодняшним днем, но надеюсь, что мы все-таки пробьемся на международную арену.
     Thorn: Какая атмосфера необходима тебе для творчества - время года, суток, состояние?
     Draw: Покой. Чтобы не трогали, не мотали нервы, потому что я не умею творить в очень плохом настроении. Когда я писал-писал, и меня вывели – все, муза ушла, и больше не могу. Прежде всего, это эмоциональный комфорт, а также, желательно и физический.
     Thorn: Как проводишь время в турах? Развлекаешься, если время позволяет?
     Draw: В основном пишу тот же самый приквел «Топлива». Кстати, называется он «Плоть и сталь». Еще, по возможности, мы стараемся отоспаться и отъесться, потому что этот тур у нас сделан очень жестко: приезжаем – концерт – уезжаем, и так постоянно.
     Thorn: А сегодня отдыхать будете?
     Draw: Да. Это потому что у нас один город сорвался, так получилось. А так, очень тяжело было, и эта болезнь моя. Если бы я не заболел, то еще больше устал. Конечно, больница – это не курорт, но хоть как-то отоспаться можно.
     Thorn: В отпуск собираешься? Отдохнуть без всей этой суматохи. Где именно хотел бы отдохнуть?
     Draw: Хотелось бы. Но я такой человек, что не умею ездить просто куда-то. Мне надо ездить к кому-то. Поэтому мне надо быть уверенным, что эти люди меня ждут. Мне намекали – приезжай, но мне намеков не надо: зовете или нет? Вот если да, тогда приеду.  
      Thorn: А домой?
      Draw: Домой нет! Ну, нет… почему, если будет очень плохо, то поеду, конечно. Люди приезжают после пятидесяти лет эмиграции умирать на родную землю.
     Thorn: Только в таком случае? А просто навестить?
     Draw: А что навестить-то, господи? Не-е-т, все нормально, как говорится. Они про мои продвижения знают, у них там все хорошо. Так что все нормально.
      Thorn: Как ты оценивашь ваш успех? Чем он, на твой взгляд, обусловлен. Три простых совета начинающим музыкантам?
     Draw: Могу сказать, что меня им попрекают зачастую, точнее, звездностью. Якобы я зазвездился. Я не знаю, есть ли у меня популярность. Если мне постоянно говорят, что я зазвездился – ну значит зазвездился.
     А молодым группам могу сказать. Ребята, если вы можете не заниматься музыкой, не занимайтесь музыкой. А если вы не можете, это значит, что не вы выбрали музыку, а музыка выбрала вас, и никуда вы от нее не денетесь. Даже если вы захотите все бросить, работать в офисе - вы будете работать в офисе и страдать. Поэтому, сначала надо попытаться бросить. Если это ваше, вы даже бросить не сможете. Это будет тянуть, выматывать. И тут, конечно, розы присутствуют, но и присутствуют очень острые шипы. Все очень жестко и обидно. Особенно если начинаются какие-то деньги, когда приходит какая-то популярность – все становится хуже и хуже.
     Thorn: Ты счастливый человек?
     Draw: Нет.
     Thorn: Однозначно?
     Draw: Однозначно…
 
     И вот, время пришло. Воображаемый занавес открывается. Первые аккорды «Вальса».  Драу в маске выходит как мим, движениями передавая состояние своей страдающей души. Трогательные звуки скрипки окутывают и приглашают в театр одного актера, где необычайно красивый голос рассказывает о самом сокровенном.
Нескончаемые овации, слёзы на глазах и что-то особенное, что еще долго не оставляло каждого, увидевшего это событие.
 
Текст подготовила: Анна Thorn Гравилевская
Фото: Илья InFlesh Савчук

Другие статьи
о проекте реклама контакты новости Красноярска PDA